» » Кинорежиссёр Феликс Миронер

Кинорежиссёр Феликс Миронер

Добавлено 13-04-2017, 13:06
4838
Феликс Миронер

Истинный талант обладает замечательным свойством: даже в таком сугубо коллективном творчестве, как кинематограф, и даже при такой, казалось бы, зависимой профессии, как профессия сценариста, он сохраняет индивидуальность, узнаваемые черты, свой голос.

Об этом думается сейчас в связи с печальным событием — безвременной кончиной нашего товарища, кинодраматурга и режиссера Феликса Миронера, когда с такой остротой и ясностью обозначился след, оставленный в искусстве этим талантливым человеком.

Феликс Миронер принадлежал к поколению, заявившему о себе в памятное время середины пятидесятых годов. Перед этим он учился во ВГИКе. Он пришел туда восемнадцатилетним юношей-детдомовцем, успевшим хлебнуть горя в трудные военные годы. Ему повезло: он попал в режиссерскую мастерскую Игоря Андреевича Савченко, обретя здесь, вместе с другими учениками этого мастера, поистине замечательную школу. И самый дебют его был на редкость счастливым: первая же картина, снятая по сценарию Миронера и при его режиссерском участии, получила широкое признание, оказавшись в русле знаменательных поисков советского кинематографа той поры. Это была «Весна на Заречной улице».

Многое из того, что составляло обаяние этого фильма, было органически присуще творческой личности Миронера и продолжилось в последующих его работах. Герои и мотивы «Заречной» продолжали жить и в «Увольнении на берег» — картине, где Миронер выступал как сценарист и режиссер, и затем — в сценарных работах, таких, как «Лебедев против Лебедева», «Городской романс», «Кузнечик», где в полную силу раскрылось дарование Миронера-кинодраматурга. Произведения эти истинно демократичны — и по содержанию, и по выражению. В них — биография и судьба автора неотделимы от жизни тех, кто сидит в зале; в них общее — автора и зрителя — моральное чувство, всегда стоящее на страже справедливости и добра.

Будучи до мозга костей кинематографистом, Феликс Миронер с редкой взыскательностью и достоинством работал над словом. Слог его изящен, диалоги и ремарки написаны рукой мастера. В этом смысле он с честью следовал традиции нашей сценарной литературы, сознающей себя частью общелитературного процесса, делом именно писательским.

Человек скромный и трудолюбивый, порой нелегкий и неуступчивый, но неизменно чуждый тщеславия и суеты, он жил и работал, честно и строго делая свое дело, зная свой долг. На его рабочем столе остались два сценария и две пьесы — произведения, которые несомненно еще привлекут к себе интерес.


Комментарии